Право собственности как составная часть учения о вещном праве
Право собственности / Общие вопросы права собственности / Право собственности как составная часть учения о вещном праве
Страница 24

<1> Доказательству необходимости внесения изменений в материальное законодательство, связанных с защитой владения как факта, посвящена глава в настоящей книге К.И. Скловского.

Во-вторых, необходимо помнить о своеобразной природе владельческой защиты, которую весьма тонко обрисовал А.В. Венедиктов. По его мнению, она заключается " .в создании упрощенного, облегченного способа защиты тех же самых прав, которые сохраняются с помощью петиторных способов защиты" <1>. Поэтому при ослаблении закрепленной в законе системы имущественных прав (что достаточно характерно для современной России) она легко превращается в охрану захвата у слабейшего его имущества сильнейшим <2>;

<1> Венедиктов А. В. Защита фактического владения в условиях мирного и военного времени. С. 70.

<2> Там же.

4) проблема защиты прав добросовестного приобретателя. В развитых правопорядках с помощью инструментов, аналогичных тем, что закреплены в ст. 302 ГК РФ, защищаются добросовестные приобретатели движимых вещей. Защита добросовестного приобретателя недвижимой вещи в странах, например, германской группы, где проводится государственная регистрация вещных прав и их обременений с внесением записей об этих правах в поземельную книгу, осуществляется главным образом посредством принципа публичной достоверности поземельной книги.

Содержание принципа публичной достоверности поземельной книги было раскрыто нами выше. К сожалению, Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП), который ведется в Российской Федерации и является своеобразным аналогом Поземельной книги, в полной мере свойством публичной достоверности по ряду причин не обладает. В итоге инструменты защиты прав добросовестного приобретателя, предусмотренные ст. 302 ГК РФ, действуют в отношении как движимого, так и недвижимого имущества.

Магистральный путь решения этой проблемы состоит, на наш взгляд, во внедрении принципа публичной достоверности при ведении ЕГРП. Те шаги, которые предприняты в последние годы законодателем <1>, а также Конституционным Судом РФ <2> в плане защиты прав добросовестного приобретателя недвижимости, еще не означают полного внедрения этого принципа в жизнь, однако свидетельствуют об общем движении в сторону защиты прав добросовестного приобретателя. Как представляется, полная реализация принципа публичной достоверности в российском праве потребует принятия во многом политического решения, поскольку его принятие может существенно изменить баланс интересов в сторону защиты прав добросовестного приобретателя, а не собственника недвижимого имущества. Ряд предложений юридического свойства, сопровождающих такой переход, высказан в Концепции развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе <3>.

<1> Имеются в виду внесенные Федеральным законом от 30 декабря 2004 г. N 217-ФЗ "О внесении изменения в статью 223 части первой Гражданского кодекса Российской

Федерации и Федеральный закон "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" изменения в п. 2 ст. 223 ГК РФ, согласно которым добросовестный приобретатель признается собственником недвижимого имущества, за исключением случаев, предусмотренных ст. 302 ГК РФ, и дополнение Закона о регистрации прав на недвижимость ст. 31.1, по которой собственнику либо добросовестному приобретателю жилого помещения при определенных условиях полагается компенсация за потерянное жилое помещение (СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. I). Ст. 43).

<2> См., в частности, Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева" (СЗ РФ. 2003. N 17. Ст. 1657).

<3> См.: Концепция развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе / Совет при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства; Исслед. центр частного права; Под общ. ред. В.В. Витрянского, О.М. Козырь, А.А. Маковской. М., 2004. С. 66 - 67.

Одновременно могло бы быть уточнено содержание ст. 223 ГК РФ. Наряду с записью о добросовестном приобретателе недвижимого имущества как собственнике вещи (при наличии обстоятельств, указанных в абз. 2 п. 2 этой статьи) в п. 1 статьи должна найти отражение запись о праве собственности добросовестного приобретателя движимого имущества. Р. фон Иеринг справедливо отмечает, что "владение вещами есть реальность собственности. Только оно одно в силах воспроизводить то полное совпадение между собственностью и владением, которого требуют интересы гражданского оборота" <1>. Иными словами, владелец движимой вещи, каковым, безусловно, является добросовестный приобретатель, во всех развитых правопорядках презюмируется ее собственником. Если виндикационный иск к добросовестному приобретателю движимой вещи удовлетворен быть не может, последний в силу фактов владения вещью и отказа в иске тем более должен быть признан ее собственником.

Страницы: 19 20 21 22 23 24 25

Смотрите также

Экономическое содержание понятия «собственные основные средства»
Собственные основные средства составляют основу материально-технической базы организации, определяют ее технический уровень, ассортимент, количество и качество выпускаемой продукции, выполняемых работ ...

Подготовка дела к судебному разбирательству
  ...

Производство по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам
  ...