Право виртуального пространства: понятие, основные черты и формы проявления
Право и Интернет / Интернет и право виртуального пространства: вопросы теории и практики / Право виртуального пространства: понятие, основные черты и формы проявления
Страница 15

Обычное право может также играть важную роль в регулировании виртуального пространства. Анализ показал, что виртуальное пространство может рассматриваться как свободный рынок информации, отражающий определенные ценности и выражающий следующие предпочтения: 1) тех, кто управляет его "архитектурой" при помощи сетевых протоколов и технических спецификаций; 2) пользователей - при помощи выбора интернет-ресурсов, к которым они обращаются (соблюдая соответствующие правила поведения); 3) тех, кто прибегает к "стратегии выхода" (лиц, которые не подпадают ни под какую из форм регулирования).

Исходя из модели децентрализованного регулирования, свойственной виртуальному пространству, электронные документы этой среды можно сравнивать и проводить аналогию с обычным правом, с так называемым правом продавцов (торговым правом - lex mercatoria) <1>. Д. Пост видит в этом праве "некий пример свободного и спонтанного образования правил, освобожденного от любого контроля со стороны государства" <2>. Для того чтобы более детально разобраться в этих вопросах, будет весьма полезно обратиться к понятию обычного права и к аналогиям.

<1> См.: Рассолов И.М. Предмет коммерческого права. Взаимосвязь гражданского и коммерческого права // Коммерческое право. М., 2001. С. 3 - 28.

<2> Post D.G. Op. cit.

В частности, остановимся на аналогии с lex mercatoria. Известно, что в территориальном отношении исторически обычное право выступало правом определенного города и развивалось спонтанно и корпоративно. Образование обычаев носило стихийный характер. Собственно, социальной нормой обычай становится лишь тогда, когда в силу длительного применения трансформировался в поведенческую привычку. Затем обычаи санкционировались решениями суда. Повышение роли суда происходило главным образом в связи с расширением торговли и необходимостью находить средства регулирования разногласий по-другому, нежели ссылаясь на локальное местное обычное право. Надо было осуществлять единое и общее унифицированное признание некоторых правил поведения. Постепенно появляются юридический прецедент и статутное право. В настоящее время существует и закрепление или отсылка к обычаям в текстах законов.

Lex mercatoria рассматривается как одна из моделей обычного права. Речь идет о праве, основанном на обычаях, пользующихся признанием и достаточным авторитетом, чтобы придавать ему обязательную силу в сфере товарно-денежных отношений. Обычное право, которое образовалось в эту эпоху, могло быть признано нормативным и могло служить авторитетом. Вместе с тем его нормативный характер был ограничен рамками определенной территории <1>. Для признания обычая была необходима широкая поддержка населения и длительность существования. В исследуемой нами области обычаи как источник права виртуального пространства существуют уже не первый год, причем в самых разнообразных формах и проявлениях. Среди обычаев выделяют: устные и письменные, упорядоченные и неупорядоченные, местные и региональные, общие и локальные, правовые и неправовые.

<1> См. об этом: Goldsmith J., Lessig L. Grounding the Virtual Magistrate. Paper prepared for NCAIR Conference on Online Dispute Resolution, Washington, DC. May 1996. P. 2 - 49; http://www.lessig.org/content/articles/works/magistrate.html.

В рамках предпринятого анализа закономерным будет следующий вопрос: может ли виртуальное пространство выступать моделью, позволяющей нам констатировать, что сила обычая не основана на каких-либо актах или на действиях той или иной суверенной власти? Иными словами, может ли устанавливаться правовое регулирование, когда никто не законодательствовал?

Отвечая на этот вопрос, не стоит отказываться от постулата позитивистов и оснований, помогающих ввести здесь в действие положения международного договорного права. Ж. Голдсмит и Л. Лессиг в связи с этим указывают: "Для того чтобы обладать реальной исполнительной силой, юридические рамки виртуального пространства должны прямо черпать свою власть и авторитет в "праве реального пространства", иначе говоря - в уже существующих и признанных нормах международного договорного права" <1>. Этот вывод вытекает из наших предыдущих заключений.

<1> См. об этом: Goldsmith J., Lessig L. Grounding the Virtual Magistrate. P. 2 - 23.

Что касается международного частного права, то оно, несомненно, будет выполнять существенную роль в правовом регулировании виртуального пространства, так как из-за децентрализации этого пространства многие отношения здесь строятся на основе саморегуляции участников ввиду того, что регулирование отводит большое место нормативно-техническим регуляторам.

Страницы: 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Смотрите также

Судебное разбирательство в суде первой инстанции
  ...

Производство по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам
  ...

Природа уголовного права
В разделе 1 рассматриваются предпосылки понимания уголовного права как социально-правового феномена, обладающего сущностными чертами, которые отражают его природу и определяют его развитие. Эти ч ...