Совершенствование законодательства об ответственности за качество информации, распространяемой во всемирной сети Интернет
Право и Интернет / Теоретические проблемы ответственности по интернет-праву / Совершенствование законодательства об ответственности за качество информации, распространяемой во всемирной сети Интернет
Страница 4

В связи с этим показательным является судебное дело в отношении сайта "Ингушетия.ру". Уголовное дело возбудили по заявлению прокуратуры Ингушетии из-за статьи журналиста газеты "Ангушт", размещенной на этом информационном ресурсе. В апреле 2008 г. Московский городской суд отказался рассматривать дело о признании сайта экстремистским и запрете его деятельности. Мосгорсуд посчитал производство дела неподсудным и перенаправил его в Кунцевский районный суд по месту регистрации владельца сайта. В свою очередь, Кунцевский районный суд г. Москвы посчитал, что это дело находится в его юрисдикции, несмотря на то, что сайт зарегистрирован в США, а деятельность ресурса связана с территорией Ингушетии. Таким образом, российский суд провозгласил сразу несколько важных принципов, которые легли в основу судебной практики в России. Суд установил подсудность данных споров, исходя из принципа фактического присутствия ответчика на территории страны суда, провозглашая закон своей территории по данному делу. Уголовное дело возбудили по ч. 1 ст. 282 УК РФ по месту жительства владельца доменного имени (защита в ходе прений отрицала, что предполагаемый субъект преступления является владельцем самого сайта).

Кроме того, Мосгорсуд посчитал, что сайт "Ингушетия.ру" не является СМИ, что вытекает из критериев определения подсудности и отсутствия предварительного письменного предупреждения, которое обычно направляется учредителю и (или) редакции (главному редактору) до закрытия СМИ по Закону "О средствах массовой информации" (ст. 16).

В любом интернет-споре с иностранным элементом в первую очередь возникает вопрос о том, в суд какого государства подать иск. Поэтому остановимся более подробно на характеристике возможных правовых коллизий, которые могут возникнуть при решении юрисдикционных проблем интернет-отношений.

Если принцип автономии воли сторонами в выборе суда не применяется, работает механизм международного частного права, который известен во всех правовых системах мира.

Механизмы и процедурные нормы, по которым решаются подобные вопросы, в рамках каждой национальной юрисдикции различаются и имеют специфику. По процессуальным вопросам в международном частном праве традиционно применяется правило lex fori, по которому каждый суд применяет свое собственное право. В разных государствах правила определения международной подсудности имеют характерные черты и особенности. Тем не менее национальность или место нахождения ответчика -основной критерий, которым руководствуются суды при решении вопроса о наличии своей компетенции рассматривать интернет-спор.

Основанием такого правила исторически выступает фактор физического присутствия или физической досягаемости ответчика для суда. Однако бурное развитие высоких технологий, сложность определения места и времени совершения сделки (интерактивного обмена данными) уже не позволяет этому условию играть решающую роль. Экстерриториальность Сети дает возможность преступнику нарушать законы государства без физического нахождения на его территории. Следовательно, суду для надлежащего обеспечения правопорядка на своей территории необходимо расширять правила юрисдикции и за основу брать уже не закон ответчика, а, как считает Е. Б. Леанович, "фактическую связь спорного отношения с государством суда" <1>.

<1> Леанович Е.Б. Проблемы правового регулирования интернет-отношений с иностранным элементом // Белорусский журнал международного частного права и международных отношений. 2000. N 4. С. 39 - 44.

Интересна практика судов США, где темпы развития рынка телекоммуникаций -основная причина массового рассмотрения подобных интернет-споров в судах.

До настоящего времени в США основным принципом решения юрисдикционных проблем являлась так называемая персональная юрисдикция (personal jurisdiction), в соответствии с которой суд обладает компетенцией по рассмотрению интернет-спора в отношении физического или юридического лица, если оно физически присутствует на его территории. Однако сегодня этот принцип дополнен, а порою напрямую заменен принципом минимальных контактов, т.е. связь ответчика с определенной территорией может служить оправданием для юрисдикции суда этой территории, и само физическое пребывание (статус резидента) ответчика не является определяющим условием юрисдикции американских судов <1>.

<1> Там же.

В этом случае можно вести речь о так называемой универсальной юрисдикции США, экстерриториальности закона, распространении его действия на граждан и вне пределов того штата, в котором был издан данный закон. Среди подобных критериев следует особо выделить различные юридические факты, в основном действия. Например, факт заключения сделки (договор поставки товара, оказания услуг); владение и пользование недвижимостью; наличие постоянного счета в американском банке, по которому производится расчет с кредитором; причинение имущественного вреда на соответствующей территории. Поэтому в интернет-спорах американские суды признают наличие своей юрисдикции, принимая во внимание только существование определенных связей правоотношения с территорией США - даже в том случае, если ответчик не является резидентом этой страны.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Смотрите также

Уголовное право как социальный инструмент
В третьем разделе рассматриваются проблемы, реально возникающие в связи с функционированием уголовного права. В литературе, к сожалению, предложения об изменении уголовного закона нередко основыв ...

Производство по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам
  ...

Особенности рассмотрения дел с участием иностранных лиц
  ...