Иск об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)
Право собственности / Гражданско-правовые способы защиты права собственности / Иск об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)
Страница 4

Даже то обстоятельство, что арест и реализация имущества произведены уполномоченным государственным органом, отнюдь не означает, что в иске об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) аккумулированы все приведенные способы защиты гражданских прав.

Л. А. Новоселова, обсуждая проблемы применения данного иска, приходит к выводу об отсутствии необходимости судебного оспаривания сделки продажи в публичном порядке имущества, принадлежащего должнику, в случае удовлетворения иска об освобождении имущества от ареста <1>. Причину отказа собственнику в использовании иска о признании недействительной сделки по отчуждению имущества, произведенной в рамках исполнительного производства, Л.А. Новоселова видит в том, что такое требование собственник предъявляет " .с целью истребования вещи по иску о применении последствий недействительности сделки" <2>.

<1> См.: Новоселова Л.А. Истребование из чужого незаконного владения имущества, проданного в порядке исполнения судебного акта // Вестник гражданского права. 2006. N 1. С. 59 - 68.

<2> Новоселова Л.А. Указ. соч. С. 65.

Однако квалификация продажи в публичном порядке имущества, не принадлежащего должнику, в качестве отчуждательной сделки, совершенной неуправомоченным лицом, не позволит собственнику возвратить имущество с использованием общих положений о последствиях недействительности сделки (п. 2 ст. 167 ГК РФ). Собственник вправе получить имущество путем истребования его из чужого незаконного владения с использованием норм ст. ст. 301, 302 ГК РФ. Предворение виндикационного иска путем подачи в суд требования о признании недействительной упомянутой сделки нисколько не умаляет юридическую значимость иска об освобождении имущества от ареста и не сводит на нет правила ст. 302 ГК РФ. Подобные опасения испытывают те юристы (ученые и практики), которые считают добросовестного приобретателя, отразившего виндикационные притязания собственника, новым собственником спорного имущества. Опасения заключаются в том, что при рассмотрении иска о признании сделки недействительной не принимается во внимание добросовестность лица, получившего имущество по этой сделке. Однако опасения эти напрасны, поскольку признание в судебном порядке недействительной сделки по отчуждению чужого имущества не в силах "уничтожить" добросовестность приобретателя (если таковая имела место) и свести на нет правила ст. 302 ГК РФ, так как добросовестность по смыслу норм ст. 302 ГК РФ представляет собой неосведомленность о фактах на момент совершения сделки, а не заведомое нарушение закона.

Итак, собственник после удовлетворения его иска об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) вправе обратиться в суд с иском о признании недействительной сделки по отчуждению его имущества, совершенной в рамках исполнительного производства. Исходя из общих положений о праве собственности и правил совершения гражданско-правовых сделок, отчуждателем по сделке является собственник имущества или лицо, им уполномоченное. Поскольку в рамках исполнительного производства должник воспринимается в качестве собственника арестованного имущества, то именно должник является стороной в этой сделке. Данный вывод не может изменить тот факт, что волеизъявление должника не учитывалось при совершении отчуждательной сделки в исполнительном производстве по причине ареста имущества.

После удовлетворения иска об освобождении имущества от ареста станет очевидным несоответствие закону сделки по продаже арестованного имущества. Из положений п. 1 ст. 302 ГК РФ не усматривается вывод о том, что обозначенная в ней сделка является оспоримой. В то же время нормы § 2 гл. 9 ГК РФ не исключают возможность предъявления иска о признании недействительной сделки в отношении ничтожной сделки.

Определенные трудности в рассматриваемом правоотношении вызывает вопрос о том, кто является неуправомоченным отчуждателем по сделке продажи в публичном порядке имущества, не принадлежащего должнику (сам должник или государственный орган, осуществляющий принудительное исполнение судебного акта)? Посредством наложения ареста на имущество в рамках исполнительного производства происходит устранение воли должника при определении в дальнейшем юридической судьбы имущества. У государственного органа не возникает материальное право на арестованное имущество, а значит, он не имеет имущественного интереса при совершении сделки по продаже арестованного имущества и наступлении правовых последствий этой сделки.

Поскольку целью и содержанием сделки по отчуждению - приобретению имущества является переход права на имущество от отчуждателя к приобретателю, то именно обладателя материального права на имущество надлежит рассматривать в качестве отчуждателя по такой сделке. Следует также учитывать то, что правомочием на распоряжение арестованным имуществом государственный орган наделен в силу закона, а не по волеизъявлению собственника, каковым в исполнительном производстве воспринимается должник. Вполне справедливо замечание Л.А. Новоселовой по поводу того, что " .воля уполномоченного государственного органа может восполнить волю должника, но не может устранить пороки в его праве" <1>.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Принципы арбитражного процессуального права
  ...

Судебные расходы. Процессуальные сроки
  ...

Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях
В качестве видового объекта преступлений, предусмотренных гл. 23 УК, выступают интересы службы в коммерческих и иных организациях, не являющихся государственными органами, органами местного самоуп ...