Деяние, состав преступления и причинность
Уголовное право / Теория преступления / Деяние, состав преступления и причинность
Страница 7

В этой процедуре устанавливается также характер действия (бездействия), связанного с порождением воздействующей энергии, их управляемость и направленность, наличие ряда воздействующих связей, их кумуляция, перерывы одной или нескольких из них. Центральным и вызывающим наибольшие трудности является, разумеется, момент превращения энергии во внешние изменения, в последствия преступления. В сущности, все усилия уголовного права и сама потребность в уголовно-правовом подходе определяются наличием трудностей такого рода и необходимостью их преодолеть.

При этом в принципе нужно считаться с возможностью того, что не удастся обнаружить признаки, предметно демонстрирующие превращение воздействующей энергии в изменения либо ввиду недостаточности специальных знаний, либо ввиду слишком неопределенного описания общественно опасных последствий. Первый случай, например, возможен при совершении деяний, связанных с эксплуатацией сложных сооружений, когда непознаваема цепь событий. Второй - с использованием таких конструкций, как "тяжкие последствия" и пр.

Причинная связь, следовательно, может быть предметом последующей оценки только как индивидуальная, реализуемая в общественно опасных последствиях, ограниченная во времени и пространстве. Соответственно, возможно не только установление нескольких причинных связей, но и выделение нескольких самостоятельных этапов осуществления причинной связи в случае ее предметной неоднородности.

Описание причинной связи в структуре объективной стороны преступления. Предметное описание связей между поведенческим актом и последствиями должно быть переведено в уголовно-правовое описание, включаемое в объективную сторону преступления, в структуре которой находится причинная связь. Причинная связь, как уже отмечалось, в уголовно-правовой традиции, господствующей в российском уголовном праве, есть признак объективной стороны преступления, т.е. некоторая оценка существующей предметности в данном случае. Решение о наличии причинной связи поэтому должно быть именно введено в структуру оценки объективной стороны и тем самым, в частности, отделено от описания форм вины.

В признаках объективной стороны должно быть прежде всего описано действие как причина. Здесь есть или иногда возникает проблема оценки противоправности данного действия. Следует полагать, что в принципе предметной причиной может быть любое действие, но при описании его в структуре преступления должна быть установлена противоправность данного действия.

Например, по ст. 286 УК РФ это только действия, явно выходящие за пределы полномочий, и, следовательно, любые правомерные действия источником причиняющего воздействия быть не могут и не могут рассматриваться в рамках причинной связи. Это относится и к причинению смерти. Э.Ф. Побегайло правильно предлагает писать о неправомерном причинении смерти, ибо за причинение смерти во время войны дают ордена, опровергая тем самым заодно и выводы о достаточности уголовно-правовой противоправности. Последнее замечание, впрочем, относится к другой теме.

Необходимость перевода предметной характеристики в систему признаков конкретного состава преступления распространяется и на последствия преступления. Необходимо отметить, что описание последствий на грани потери какой-либо определенности крайне опасно и по существу превращает состав преступления из результативного в состав беспоследственного деяния, а нередко вообще лишает его свойств уголовно-правового института и переводит в способ маскировки произвола.

Но тем не менее очевидно, что причинение смерти описывается определенным образом, впрочем, вызывая споры о правильности описания. Что же касается подделки подписей избирателей, повлекшей существенное нарушение прав и законных интересов граждан, то тут трудности перевода этого признака в конкретизированную правовую форму вообще вряд ли возможны, особенно после формирования разумной позиции судебной практики, по которой такое нарушение должно влиять на результаты голосования.

Принятие уголовно-правового решения о наличии причинной связи. Это по понятным основаниям наиболее сложная проблема, и ее разработку следует весьма активно продолжать. Такое решение должно соответствовать общим требованиям о легитимности уголовно-правовых решений, т.е. основываться на законе. Здесь необходимо обращаться к рассмотренным ранее позициям, выраженным в теориях причинной связи и объективного вменения, во всяком случае, в части общезначимых утверждений и рекомендаций. Для удобства в структуре принятия уголовно-правового решения выделим предпосылки принятия такого решения, разграничив их на уголовно-процессуальные оценки и уголовно-правовые основания, и основной вопрос, а именно вменение причинной связи или отказ в этом.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9

Смотрите также

Экономическое содержание понятия «собственные основные средства»
Собственные основные средства составляют основу материально-технической базы организации, определяют ее технический уровень, ассортимент, количество и качество выпускаемой продукции, выполняемых работ ...

Безопасность жизнедеятельности
Безопасность жизнедеятельности (БЖД) — наука о комфортном и травмобезопасном взаимодействии человека со средой обитания. Является составной частью системы государственных, социальных и оборонных ...

Производство в арбитражном суде кассационной инстанции
  ...