Вещные и обязательственные правоотношения
Право собственности / Общие вопросы права собственности / Вещные и обязательственные правоотношения
Страница 16

<1> См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Вторая часть. СПб., 1896. С.

365.

<2> См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 117.

Вопрос о природе договора дарения весьма широко обсуждался при разработке Гражданских кодексов 1922 и 1964 гг. В первом из них указанный договор был определен как "договор о безвозмездной уступке имущества" (ст. 138). Выделяя его особенности, К.А. Граве ограничивался указанием на то, что этот договор является безвозмездным и односторонним <1>. Вопрос о реальном или консенсуальном характере соответствующего договора им не ставился.

<1> См.: Отдельные виды обязательств. М.: Госюриздат, 1954. С. 126.

Для сравнения можно привести высказанную тогда же точку зрения О.С. Иоффе, обратившего внимание на то, что "при признании дарения реальной сделкой речь пошла бы о весьма своеобразном договоре, который вообще не порождает никаких обязательственных правоотношений для его контрагентов. Передача вещи означала бы совершение сделки с тем, что никаких обязанностей для дарителя возникнуть не могло" <1>.

<1> Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Отдельные виды обязательств. М., 1961. С. 126.

Ситуация, подобная той, которую имел в виду О.С. Иоффе, считая ее недопустимой, могла создаваться именно в связи с тем, что не была использована конструкция вещного договора. Не случайно тот же автор спустя определенное время дал понять, хотя и осторожно, что присоединяется к тем, кто выступал за признание дарения вещным договором <1>.

1> См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М.: Юрид. лит., 1975. С. 396.

В последнее время проявляется определенный интерес в литературе к вещным договорам. Соответственно, наряду с высказываниями, выражающими в целом негативное отношение к этой конструкции <1>, появились работы, которые содержат позитивный анализ связанных с вещными договорами проблем, включая обоснование особого их места в общегражданской классификации.

<1> См., в частности: Суханов Е.А. Гражданское право России - частное право. М.: Статут, 2008. С. 336 и след.; Белов В. А. Бездокументарные ценные бумаги. М., 2001. С. 76 и след.; Малиновский Д. А. О классификации субъективных гражданских прав // Юристъ. 2002. N 3; Синицын С.А. Концепция вещного договора в германской и российской цивилистике: дискуссионные аспекты // Законодательство. 2004. N 7.

Примером может служить проведенное В.В. Витрянским исследование природы договора дарения. Автор обращает внимание на то, что легальное определение договора, приведенное в ст. 572 ГК, выделяет две самостоятельные конструкции договора дарения: "По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу ." <1> Именно первая из этих конструкций должна считаться вещным договором. Ее особенность как раз и сводится к тому, что "по своей правовой природе такой договор представляет собой "договор-сделку", т.е. юридический факт, служащий основанием прекращения права собственности дарителя и возникновения права собственности у одаряемого на подаренное имущество. Пожалуй, единственная причина, по которой данный юридический факт признается не только основанием (способом) перехода права собственности, но и договором, состоит в необходимости для дарителя получить согласие одаряемого на передачу ему соответствующего дара. Все остальные качества гражданско-правового договора (договора-правоотношения и договора-документа) в данном случае не имеют места" <2>.

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая. М.: Статут, 2005. С. 339.

Убедительная аргументация самого широкого представления о предмете договора дарения в том его понимании, которое представлено в действующем Гражданском кодексе, приведена А.Л. Маковским (Маковский А.Л. Дарение // Сборник статей "Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая". М.: МЦФЭР, 1996. С. 301 -318).

<2> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 339.

Вслед за рассмотрением возможности применения для соответствующего (вещного) договора реальной или консенсуальной модели (допустимость использования и той и другой применительно к рассматриваемому договору оспаривается автором) В.В. Витрянским был поставлен еще один вопрос: "Представляет ли в этом смысле договор дарения, совершаемый посредством передачи имущества одаряемому, нечто исключительное, из ряда вон выходящее, или имеются и иные аналогичные примеры". На этот вопрос последовал весьма определенный ответ: "В данном случае речь идет не о единственном исключении из правила, а действительно об особой категории гражданско-правовых договоров, заключение которых, не порождая обязательственно-правовых отношений, приводит к возникновению вещных прав" <1>. Общий вывод на этот счет сводился к следующему: "Таким образом, когда мы говорим о вещных договорах, речь идет . об особой категории гражданско-правовых договоров" <2>. В этой связи подчеркнуто: "Законодатель, понимая, что договор дарения, совершаемый путем передачи имущества одаряемому, не порождает обязательств и не обладает качествами договора-правоотношения, регулирует его именно как сделку (договор-сделку) без помощи норм, рассчитанных на определение содержания данного договора" <3>.

Страницы: 11 12 13 14 15 16 17 18

Смотрите также

Судебные расходы. Процессуальные сроки
  ...

Особенности рассмотрения дел с участием иностранных лиц
  ...

Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях
В качестве видового объекта преступлений, предусмотренных гл. 23 УК, выступают интересы службы в коммерческих и иных организациях, не являющихся государственными органами, органами местного самоуп ...