Виндикационный иск
Страница 7

Однако еще нередко современные исследователи гражданского права <1> не видят необходимости в таком изменении закона. Хотя даже маститые цивилисты приходят к выводу о необходимости возвращения подобной нормы в действующее законодательство <2>.

<1> См.: Мурзин Д.В. Добросовестное приобретение имущества по договору // Проблемы теории гражданского права. М., 2003. С. 105 - 110; Тузов Д.О. Реституция и виндикация: проблемы соотношения // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3. С. 128.

<2> Рахмилович В.А. Указ. соч. С. 132 - 134.

Причем те, кто не предполагает включение в Гражданский кодекс норм о таком способе приобретения собственности, рассматривают добросовестного приобретателя в правилах ст. 302 ГК РФ в качестве собственника имущества, оставшегося у приобретателя после отклонения виндикационных притязаний. Но ведь в основе такого приобретения лежит сделка, не соответствующая закону, которая не может перенести право к приобретателю в силу своей ничтожности (по причине отсутствия права на вещь у отчуждателя).

В ст. 302 ГК РФ вообще ничего не говорится о приобретении права на вещь. Данная законодательная норма посвящена охране вещных прав собственника, и не более того. Приобретение собственности этой статьей не регулируется. Не может право собственности на имущество возникнуть в результате интерпретации законоположений, как полагает Д. О. Тузов <1>. Право собственности как один из базовых элементов правовой системы заслуживает того, чтобы его возникновение не зиждилось на предположениях или интерпретациях существующего законодательства, к чему приходят те цивилисты, которые полагают, что правила о виндикации регулируют правоотношение по приобретению имущества в собственность.

<1> Тузов Д.О. Продажа чужой вещи и проблемы защиты добросовестного приобретателя в российском гражданском праве // Вестник ВАС РФ. 2007. N 1. С. 8.

Нежелание признать тот очевидный факт, что нормы п. 1 ст. 302 ГК РФ не делают ответчика в виндикационном процессе после отказа в удовлетворении данного иска автоматически собственником имущества, подталкивает некоторых исследователей к противопоставлению правового положения добросовестного приобретателя в ст. 302 ГК РФ и давностного владельца в ст. 234 ГК РФ <1>. Такое противопоставление помогает автору в опровержении точки зрения о том, что после отказа в выдаче имущества по виндикационному иску вещь попадает в режим "задавненной" (ст. 234 ГК РФ). Позиция Д. О. Тузова по данному вопросу базируется на одинаковом восприятии добросовестности давностного владельца в ст. 234 ГК РФ и приобретателя в ст. 302 ГК РФ. Однако из содержания этих законоположений усматривается явное отличие добросовестности в том и другом случае.

<1> Там же. С. 9 - 10.

Отличие состоит в том, что добросовестность владельца по давности отнюдь не означает его неосведомленность об отсутствии юридических оснований поступления к нему имущества. Подобное трактование добросовестности давностного владельца обусловлено установлением законодателем презумпции добросовестности в качестве одного из пределов осуществления гражданских прав (ст. 10 ГК РФ). Лицо, получившее имущество без юридических к тому оснований, осознает, что только добросовестность позволит ему обрести право собственности. Перспектива стать собственником имущества стимулирует добросовестное отношение давностного владельца к другим участникам оборота. Здесь добросовестность будет означать воздержанность давностного владельца от совершения действий в ущерб интересам других лиц, с использованием обстоятельства отсутствия у него прав на имущество. Иными словами, добросовестность в период давностного владения для целей, обозначенных в ст. 234 ГК РФ, по своей юридической квалификации ближе к тому ее пониманию, которое заложено в ст. 6 ГК РФ, нежели представление о добросовестности как неосведомленности о каких-либо фактах. Такое добросовестное поведение должно продолжаться весь период давностного владения.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12