Противоправность в структуре преступления
Уголовное право / Теория преступления / Противоправность в структуре преступления
Страница 3

Так, Н.А. Голованова воспроизводит общее мнение, по которому роль статутов в системе английского уголовного права по сравнению с общим правом заметно возрастает. Но она указывает, что тяжкие и простые убийства, например, являются преступлениями по общему праву и определения этих преступлений (в чем собственно и реализуется признак противоправности) нельзя встретить ни в одном статуте, однако наказания за них предусмотрены в ряде законодательных актов <1>.

--------------------------------

<1> См.: Уголовное право Англии // В сб.: Уголовное право зарубежных государств. М.: Институт международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, 2001. С. 11 и след. По-видимому, общее право навевает идею считать преступлением лишь то, что признано таковым судом при определенных условиях. См.: Пашин С. Понимание преступления // Уголовное право. 2000. N 3. С. 7.

По-видимому, необходимо выделить две группы функций признака противоправности:

- социально-правовые, связанные с конституированием, институционализацией упомянутых интересов, а значит, с реализацией потребности общества в обоснованном, разумном и возможно справедливом насилии;

- юридико-технические, наиболее интенсивно проявляющиеся в процессе как правотворчества, так и правоприменения.

Первая группа функций работает на социальную легитимацию насилия. Соответственно, в эту группы входят:

- уяснение согласия общества установить монополию государства на данный вид принуждения, причем государство здесь понимается как особо управомоченные Конституцией органы; никакие псевдозаботы о государственном благе, эмоции, ссылки на ненависть к преступности не оправдывают подмену государственной монополии собственным произволом, подобно тому как недопустимо посягательство на государственную монополию эмиссии денег;

- соблюдение согласованных интересов путем создания условий участия общества в процессе легитимации государственного насилия, когда процесс принятия и реализации решений, формирующих признак противоправности, разделен между законодательной, исполнительной и судебной властью;

- обеспечение прозрачности, стабильности и предсказуемости судебной практики, т.е. процесса применения государственного принуждения путем доступа к законодательству, связанности законом, требований к закону.

На практике случается так, что некоторые названные функции либо не рассматриваются как важные, либо не выполняются. Прецедентное право вырабатывается внутри судебной системы; представительные органы остаются в стороне. Возможно, находящаяся под жестким социальным контролем высокопрофессиональная система в рамках некоторой традиции действительно самодостаточна. Но в системе континентального права подмена закона прецедентом, несмотря на внешне современный и даже модный характер этой идеи, в принципе недопустима.

Именно поэтому процесс осуществления социально-правовых функций противоправности должен в полной мере отслеживаться в каждой стране, правовой системе, исторической ситуации.

Юридико-технические функции. Они направлены на реализацию задач уголовного права, но преимущественно в процессе правоприменения. Укажем на них через раскрытие принципа "нет преступления без указания о том в законе". Он раскрывается так: нет преступления без предварительного объявления деяния противоправным в законе:

а) надлежащем, т.е. конституционном и устанавливающим позитивные правила;

б) без указания об этом в уже принятом уголовном законе, относящемся к данному деянию и не ухудшающем положения обвиняемого в результате толкования этого закона, доступного к восприятию и осознанию;

в) без полного описания основания и содержания наступающей ответственности.

Применительно к п. "б" это начало "nullum crimen sine lege scripta", "nullum poena sine lege certa", "nullum crimen sine lege strikta", "nullum crimen sine lege previa", "nullum crimen sine lege poena anteriori", т.е. нет преступления без закона, уже действующего, писаного, т.е. именно закона определенного, на основе нового, ухудшающего положения обвиняемого, закона. Пункт "в" требует специального рассмотрения, причем в связи с составом деяния, запрещенного под угрозой наказания.

Функции противоправности при этом являются самостоятельными по отношению к функциям иных признаков преступления, разумеется, будучи тесно связанными с ними. Обратимся к чисто практическому примеру. По ст. 37 УК РФ "не является преступлением причинение вреда посягающему лицу при защите охраняемых законом интересов от общественно опасного посягательства". Общественная опасность здесь соотносится с возможностью признания противоправными, но не виновными действий невменяемого, малолетнего или лица, действующего под влиянием извинительной ошибки. Здесь основным является признак противоправности данного вида действий при отсутствии виновности. Ссылка на общественную опасность зато совершенно разумно не дается в ст. 97 "Основания применения принудительных мер медицинского характера", а понятие "особая опасность" в ч. 4 ст. 101 УК РФ имеет совершенно иное значение.

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Экономическое содержание понятия «собственные основные средства»
Собственные основные средства составляют основу материально-технической базы организации, определяют ее технический уровень, ассортимент, количество и качество выпускаемой продукции, выполняемых работ ...

Иск. Право на иск. Обеспечительные меры арбитражного суда
  ...

Акты арбитражного суда первой инстанции
  ...