Материальная сторона преступления
Уголовное право / Теория преступления / Материальная сторона преступления
Страница 5

--------------------------------

<1> Владимиров В.В. Комментарий к ст. 154 // Комментарий к УК РСФСР / Под ред. Ю.Д. Северина. М.: Юридическая литература, 1984. С. 308.

Но и сейчас система охраняемых благ в законе определена крайне абстрактно, и эта норма скорее рассматривается как декларативная, охватывающая "все хорошее".

Поэтому правовая доктрина еще должна юридически разработать конструкцию и параметры охраняемого блага, которые, в общем, обусловливали бы понятие объекта преступного посягательства, но не совпадали с ним. Во многом препятствует этому широкое и практически бездумное использование понятия "общественные отношения", но еще больше - игнорирование необходимости расчета издержек и последствий принимаемых решений.

Возможно, поэтому в уголовно-правовой литературе при комментировании, обсуждении, разъяснении норм Особенной части фактически пренебрегают характеристикой даже объекта посягательства, всерьез относясь, правда, к его предмету. Там, где правовое благо охраняется более или менее полно, как это имеет в отношении жизни и здоровья, на первый взгляд больших трудностей это не вызывает. Но в большинстве случаев правовое благо уголовным законом охраняется мозаично. Это относится, в частности, к праву собственности. Законодатель настолько сам не понимает, что он ставит под охрану, что гл. 21 назвал "Преступления против собственности", а во всех статьях главы в качестве охраняемого блага обозначил чужое имущество. Между тем это со всех позиций не одно и то же.

Какие же блага защищает здесь законодатель? Возможно, это только господство над вещью, т.е. владение в социальном смысле слова; возможно, право использования вещи или правомочия на вещи, переданные другим; быть может, это обязательственные права. Говоря конкретнее, является ли защищаемым правовым благом варьирующаяся в некоторых разумных пределах ликвидность ценных бумаг, вклад в государственных банках, величина доли миноритарного или иного акционера в акционерном капитале? Если поставить эти и иные вопросы, то окажется, что законодатель имитирует уголовно-правовую охрану собственности. Удается это ему по инерции, по привычке граждан к страданию.

В данном случае следует определить, какие права субъекта применительно к собственности защищает уголовный закон, а какие он должен защищать либо сам, либо частноправовыми средствами. Пока можно утверждать, что охраняется в сфере права собственности право на физическое господство над вещью и крайне неопределенно - право на защиту от заведомо ложной информации.

Еще нагляднее непроявленность и общая неопределенность охраняемого блага видна на примере преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина. Здесь, в частности, следовало бы определить, что представляет собой равенство прав и свобод человека; какие составляющие этого равенства охраняет уголовный закон. Статья 136 УК РФ в этой части сформулирована так, что кроме насмешек и недоверия к уголовному закону она ничего вызвать не может.

Пожалуй, еще более сложным является определение охраняемого блага по ст. 178 УК РФ "Недопущение, ограничение или устранение конкуренции". Специалисты в области уголовного права далеко не всегда представляют себе, какие противоречивые интересы кроются за сохранением либо усилением монопольного положения и демонополизацией. Достаточно напомнить о процессах, связанных с целым рядом крупнейших корпораций, таких, например, как "Майкрософт", "Манесман", "Водафон", чтобы понять, насколько важно вычленить и описать то благо, которое защищает уголовный закон.

Таким образом, материальная сторона преступления по охраняемому благу и объекту посягательства должна быть определена как некоторая, в каждом случае разная система или совокупность предметно, материально выраженных ценностей, принадлежащих субъектам правового оборота: государству, коллективному образованию, правоспособному или нет, физическому лицу. Можно легко примириться с упорным употреблением бессодержательного понятия "общественные отношения", если кому-то употреблявшийся еще Н.С. Таганцевым термин "правовое благо" не нравится. Но защищаемое благо должно быть описано в законе, в решениях судов и в правовой доктрине так, чтобы можно было понять, в чем оно состоит, насколько оно ценно, требуя для охраны столь больших издержек, какова его уязвимость, как оно может быть умалено.

Материальные признаки посягательства. Законодатель во многих запретах отразил их достаточно полно. Однако материальную сторону преступления особенно выразительно характеризуют преступные последствия тогда, когда центр тяжести в определении материальной стороны или, если угодно, общественной опасности переносится на количественные показатели - размер и ущерб. В порядке постановки вопроса отметим, что материально-предметное описание этих признаков редко является достаточным. Так, например, размер ущерба, нанесенного деянием, теоретически относится собственно к деянию. Однако трудно отрицать, что он характеризует даже не интенсивность деяния, а именно его последствия, т.е. то, во что оно воплотилось или что оно повлекло.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Производство по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений
  ...

Производство в арбитражном суде апелляционной инстанции
  ...

Безопасность жизнедеятельности
Безопасность жизнедеятельности (БЖД) — наука о комфортном и травмобезопасном взаимодействии человека со средой обитания. Является составной частью системы государственных, социальных и оборонных ...